Публикации в СМИ

news_img: 
01 марта 2018
Инвест-Форсайт: Распределенная генерация: будущее энергетики или тупик?

Энергетическая отрасль стремительно меняется. Если еще 10 лет назад единственным способом получить энергию было присоединение к централизованной системе, то сегодня все больше потребителей делают выбор в пользу собственных генерирующих решений (небольших подстанций, объектов ВИЭ и т.п.). Так, в России на распределенную энергетику уже приходится 5-10% всего объема. Данное направление, безусловно, перспективно, но у него есть и подводные камни: сектор растет высокими темпами, но делает это стихийно, без четкой программы развития. Разберемся, к чему приводит такая ситуация и как добиться от распределенной энергетики максимальной эффективности.

Начнем с самого понятия – что такое «распределенная энергетика»? Эксперты определяют ее как совокупность технологий, которые позволяют генерировать электроэнергию рядом с местом ее потребления. То есть в этом случае энергию вырабатывают не гигантские электростанции, а небольшие установки, из-за чего распределенную энергетику еще часто называют малой. Многие российские эксперты относят к ней генерирующие объекты с установленной мощностью менее 25 МВт (в свою очередь некоторые иностранные эксперты проводят разграничение уже на уровне 10 МВт, другие – на уровне 50 МВт).

Как было сказано выше, распределенная генерация уже играет заметную роль в российской энергетике – суммарная установленная мощность малых электростанций составляет 12-17 ГВт. Помимо этого, у крупных промышленных потребителей достаточно много установок с мощностью более 25 МВт. Стоит учесть, что сейчас функционируют более 50 тысяч объектов малой распределенной генерации, и их число продолжает увеличиваться. У потребителей есть интерес к малой генерации, что так или иначе приведет к переходу от монопольной жесткой традиционной системы к диверсификации электро-, теплоснабжения, разнообразию типов и форм взаимодействия энергообъектов большой и малой распределенной энергетики в различных регионах России.

Перспективность распределенной энергетики наиболее заметна в отдаленных районах России, где невозможно использовать централизованные системы. А такие регионы составляют более 2/3 территории страны. Помимо этого, на собственную генерацию вынуждены переходить промышленные предприятия – из-за внушительной стоимости подключения к сети, высоких тарифов на электроэнергию и их постоянного роста. В «дорогих» регионах строительство собственных генерирующих мощностей имеет значительную экономическую эффективность, особенно если установка работает в режиме совмещенной генерации. Такие проекты часто окупаются за два-три года и приносят прибыль до 5-6 рублей за 1 кВт/час.

Переход предприятий на собственную генерацию не проходит бесследно для Единой энергетической системы (ЕЭС), которая при этом теряет самых крупных и сильных потребителей. Результат – на оставшихся ложится содержание всей энергосистемы, что приводит к росту цен на электроэнергию. Именно поэтому мы говорим, что стихийность развития распределенной генерации – ее главная проблема.

В России этот процесс проходит не так, как в остальном мире. Во-первых, у нас собственная генерация стала развиваться сравнительно недавно, что уже переводит нашу страну в категорию «догоняющих». Система, которую РФ получила по наследству от СССР, была максимально централизована и включала в себя крупные объекты генерации. Долгое время такая же ситуация сохранялась и в других государствах, однако уже несколько десятков лет назад в Европе и США начались постепенные перемены – практически одновременно с появлением технологий ВИЭ и генерации с помощью газа в малых масштабах. Сегодня во многих европейских странах на распределенную генерацию приходится уже 20-30% всей выработки. В России на настоящий момент насчитывается всего лишь около 50 тыс. объектов – против 12 млн в США.

Во-вторых, в англоязычной литературе понятие «распределенная энергетика» все чаще и чаще употребляется в контексте проектов ВИЭ, хотя и не ограничивается ими. В нашей стране распределенная энергетика почти полностью состоит из объектов на газе (газопоршневые и газотурбинные установки) и дизельном топливе. Дизельная генерация широко применяется в труднодоступных районах. Впрочем, в последние несколько лет здесь появляются и солнечные электростанции (например, в Якутии – СЭС в с. Батагай, Ючюгей, Дулгалах и др.). Главным стимулом их возведения послужило желание минимизировать затраты. Энергия, получаемая от дизельных электростанций, очень дорога, поскольку основной составляющей цены является стоимость доставки топлива в отдаленные районы. Установка ВИЭ-генерации позволяет добиться существенной экономии. Поэтому мы хотели бы подчеркнуть, что считаем развитие ВИЭ в изолированных районах крайне перспективным направлением.

Значительную роль в вопросе малой генерации играет ее законодательное регулирование. В российском законодательстве до сих пор отсутствует само понятие «распределенная энергетика»; отрасль пока никак не регулируется. На данном этапе необходимо определить, каким образом будут сосуществовать традиционная и распределенная энергетика в России. После формирования законодательства по малой распределенной генерации будет необходима разработка пакета соответствующих нормативно-правовых актов правительства РФ, федеральных министерств и ведомств, определяющих конкретный порядок, связанный с ценами, присоединением и стимулированием развития малой генерации.

Из-за «дыр» в законодательстве многие в России воспринимают распределенную энергетику как обособленный субъект, способный только лишь на энергоснабжение изолированных объектов. В то же время в мире малая генерация уже сейчас считается одним из важнейших элементов энергетики будущего, включающей, помимо объектов малой мощности, электромобили, накопители, микросети и умные сети. Кроме того, распределенная энергетика меняет роль потребителя – он становится просьюмером, т.е. тем, кто одновременно генерирует и потребляет энергию.

Обсуждение умных сетей и электромобилей идет и в России (например, реализуется дорожная карта инициативы EnergyNet), но серьезных перемен в энергетическом секторе пока не наметилось. Хорошей иллюстрацией этого служит факт, что если в Европе объекты распределенной генерации обычно подключены к сети, то в России они преимущественно автономны.

Децентрализованная генерация обладает возможностями по снижению издержек и высоким инновационным потенциалом. Размещение объектов генерации рядом с точками потребления позволяет снижать потери при передаче и распределении, более гибко реагировать на изменение спроса, а также во многих случаях повышает надежность системы. Но, с другой стороны, уход от централизованной энергосистемы требует высокотехнологичных решений, нового оборудования и программного обеспечения. И решать все перечисленные вопросы и проблемы надо комплексно – тогда распределенная энергетика сможет продемонстрировать максимальную эффективность и отдачу.

 

Оригинал статьи